ГИРЛЯНДА ИЗ СТЕКЛЯРУСА

Перед Новым годом я обычно захожу на «блошиный рынок» – купить елочных игрушек, старых, советских... Моя коллекция занимает уже две большие коробки, и чего там только нет! Ватные Деды Морозы со Снегурочками, фрукты-овощи из папье-маше, расписные шары со звездами и даже космонавты в красных скафандрах… Целый год они лежат на антресолях, а перед праздником я их достаю и вешаю на елку.
31 декабря я привычно заглянул на «блошку». Шел, не торопясь, вдоль рядов, выбирал, приценивался. Хотелось чего-то редкого, необычного, чтобы получился настоящий праздник. В углу заметил старика – седого, неопрятного, очевидно, сильно пьющего. Перед ним стояла коробка, в которой что-то блестело. Подошел, присмотрелся – елочная гирлянда из стекляруса. Очень похожая на ту, которая была у меня в детстве.
Я ее хорошо помню: разноцветные цилиндрики весело переливались под яркими лампами и чуть слышно звенели... Разных гирлянд у нас на елке было много, но эту я любил особо: папа привез ее из Москвы, куда ездил в командировку, и стоила она по тем временам немало. Мама даже поругалась с ним: потратил деньги не на самую, можно сказать, нужную вещь. «Миша, лучше бы ты сыну ботинки привез, - выговаривала она, - а то ему скоро ходить будет не в чем!» Отец лишь улыбался в ответ: «Ботинки, Лариса, мы ему и так купим, а такую красоту у нас не найдешь!» Это было правдой: в небольшом провинциальном городке, где мы тогда жили, богатого выбора в магазинах не наблюдалось...
Я очень любил долгими зимними вечерами смотреть на стеклярус и мечтать: скоро вырасту, уеду работать в далекую Москву и куплю себе большую елку. Чтобы всю ее украсить такими красивыми гирляндами…
Моя мечта, как ни странно, сбылась: после школы поступил в институт, остался жить и работать в Москве. Как и хотел, купил двухметровую искусственную ель-красавицу – чтобы больше шаров и гирлянд поместилось. Только украшать ее было нечем – современные игрушки мне решительно не нравились, а старые пришлось оставить, когда мы переезжали на новую квартиру. Отдали почти все соседям, в том числе и папин стеклярус.
Мама сказала, что для новой квартиры купит новые игрушки, еще ярче и красивее. Я вздохнул, но спорить не стал – маме и без того было трудно: за полгода до этого погиб наш папа. Обычная история – пьяный шофер, мокрая дорога, одинокий пешеход…
С елкой, кстати, у меня связано еще одно воспоминание: отец обещал привезти из следующей командировки большую деревянную машину. Самосвал, у которого кузов поднимался бы и опускался. Но не успел… Наверное, поэтому я и стал собирать старые игрушки - как память об отце. Долго искал гирлянду из стекляруса, но не везло. И вот, наконец, нашел…
- Сколько? – кивнул я на стеклярус.
- Пять тысяч.
- Что так дорого? – я несколько опешил от цены.
- Так ведь вещь… необычная! – хитро прищурился старик. - Исполняет новогодние желания!
- Да ну? – недоверчиво хмыкнул я. – Какие же?
- А это, милок, у кого какие...
- Ладно, беру, - вздохнул я и достал бумажник.
Старик был очень доволен – схватил деньги, собрал вещи и исчез в толпе. Радуясь, наверное, что так ловко облапошил глупого покупателя – впарил копеечную, в сущности, вещь. 
Дома я с удовольствием повесил гирлянду на елку  – действительно, получилось очень красиво! Стеклянные трубочки приятно переливались и играли веселыми искрами. Почти как в детстве.
Я встречал Новый год один: мама давно умерла, родственников в Москве у меня не было, близких друзей – тоже. Жена… О ней лучше не будем. Слава богу, что разводимся.
Немного посидел у телевизора, послушал поздравление президента, выпил пару бокалов шампанского, закусил магазинным оливье и решил, что можно идти спать. Новогоднюю программу я честно выполнил, а завтра мне рано вставать: работаю диспетчером в метро, а оно, как известно, ходит без праздников и выходных.
Перед сном я зажег не елке все фонарики и долго смотрел, как весело играют огоньки стекляруса. Правильно я все-таки сделал, что купил…
…Среди ночи меня разбудил какой-то шум: в большой комнате кто-то ходил. И тихо разговаривал. Приподнял голову, прислушался.
- Ну вот, Лариса, подарок сыну. Как и обещал!
- Да зачем ему, Миша! Он уже взрослый!
- Обещания, Лариса, надо выполнять! Ладно, мы свое дело сделали, пошли.
У меня бешено заколотилось сердце – папа, мама? Они же давно умерли. Полежал, подумал: вчера купил стеклярус, вспомнил про родителей, вот и почудилось сквозь сон...
Я вздохнул, перевернулся на другой бок и закрыл глаза: у всех людей первое января – выходной, а у меня – рабочий день. Так выпало по графику.
Утром я быстро умылся, выпил кофе с бутербродом и собрался бежать, как вдруг заметил под елкой сверток. Большой, в желтой оберточной бумаге. Сердце вновь запрыгало у самого горла…
Подошел, развернул. Это оказался игрушечный самосвал – как я и хотел. Деревянный, с поднимающимся кузовом. Подарок от отца...